Ее обвиняли в связи с фашистами. История трехкратной чемпионки ОИ

Соня Хени — трехкратная олимпийская чемпионка в женском одиночном катании. Для фигуристок это рекорд. Больше медалей смог завоевать только швед Гиллис Графстрем. У него четыре олимпийских награды — три золота и одно серебро. Из современных фигуристов ближе всех к этому достижению подобрался Евгений Плющенко — тоже четыре медали: два золота (одно — в команде) и два серебра.

1936 год. Берлин. Незадолго до открытия XI Олимпийских игр весь цвет нации собрался на выставке. Одной из тех, которые регулярно устраивали все тоталитарные режимы, чтобы похвастаться собственными достижениями.

К этому времени Германия уже выбрала свое будущее. Правда, оно еще не смущало многочисленных зарубежных гостей, среди которых оказалась норвежская чемпионка по фигурному катанию Соня Хени.

Каток в берлинском спортивном зале Palast — один из ее любимых. Соне вообще нравилось выступать в Германии — местная публика всегда принимала ее очень хорошо. Но очередной выход на лед был особенным. Посмотреть на Хени решили Гитлер, Геринг и Геббельс. Узнав о визите важных гостей, Соня успела только спросить, где сидит фюрер. А через пару секунд уже стояла перед немецким лидером, вскинув руку в нацистском приветствии и повторяя обязательное для таких случаев «Хайль Гитлер!» на чистом немецком.

В родной Норвегии жест не оценили. Журналисты еще долго подозревали Хени в тесной связи с нацистами. Соня даже не пыталась оправдываться. Более того — всего через пару месяцев отправилась на званый ужин, который Гитлер организовал в честь ее третьей победы на Олимпийских играх. Ни для кого не было секретом, что он считал Хени идеалом нордической красоты.

На этом же ужине в знак особого уважения фюрер вручил спортсменке собственный портрет с автографом. Во время оккупации Норвегии этот подарок фактически спас семейные ценности Хени — никто из немецких солдат не решился тронуть дом, в котором висел портрет с дарственной надписью самого фюрера.

Когда Соня завершила спортивную карьеру и отправилась покорять Голливуд, на помощь тоже пришли лидеры Третьего рейха. Фильм One In A Million с ее участием в Европе раскручивал главный по немецкой пропаганде тех лет Йозеф Геббельс.

***

История Хени бесконечно далека от классических голливудских сюжетов про американскую мечту. Соня родилась в очень обеспеченной семье. Ее отец унаследовал от своих родителей несколько заводов и успешный меховой бизнес, а мать — крупную компанию, которая занималась экспортом норвежской древесины. Еще в 1905 году у Хени был автомобиль Horch — предшественник Audi. Для сравнения: большинство жителей Осло все еще передвигались в конных экипажах.

В родовом поместье регулярно устраивались балы, на которые не стеснялись приезжать коронованные особы со всей Европы.

Образование детям — Лейфу и Соне — старались дать соответствующее. И больше всего гордились балетными успехами дочери. В какой-то момент с ней даже занималась солистка Мариинского театра Тамара Карсавина, которая после революции эмигрировала в Великобританию, а в середине 20-х годов снялась в фильме «Путь к силе и красоте» с участием Лени Рифеншталь.

Параллельно Соня пыталась заниматься фигурным катанием. С коньками ее познакомил брат Лейфу. Родители не сразу восприняли это увлечение всерьез.

«Соня была очень упряма, — вспоминал Лейф в своей книге «Королева льда. Королева теней». — Она заметила, что у меня есть пара старых коньков — не хоккейные, а такие, с отдельными лезвиями, которые крепились к обуви. Тут объявили о чемпионате для детей, и бог мой, она пошла и победила. Только после этой победы отец купил ей новую пару коньков».

(Getty Images)
Getty Images

Покупкой коньков отец не ограничился, а отправил Соню к лучшему норвежскому тренеру того времени Оскару Хольте. Он заставлял девочку тренироваться по жесткому графику — три часа утром и два часа вечером — и посадил ее на строгую диету. А в летнее время снова отправлял в балетный класс.

В девять лет Соню заявили на взрослый чемпионат Норвегии. Она выполнила все обязательные фигуры, а ее свободное и одновременно сложное катание, в которое были включены абсолютно новые прыжки и вращения, заставило зрителей аплодировать стоя. Естественно, Хени победила.

***

На свою первую Олимпиаду Соня приехала, когда ей не было 12 лет. Большой привет всем, кто мечтает увеличить возрастной ценз в женском одиночном катании. 
Восьмое место (из восьми возможных) в Санкт-Морице и Шамони стало последней неудачей в карьере норвежки (три другие Олимпиады Хени выиграла) и одновременно очень серьезным испытанием. После возвращения в Осло Соня вместе с тренером ужесточила свой режим. Так, ее обед неизменно состоял из стейков тартар с желтком и всегда заканчивался искусственно вызванной рвотой — фигуристка панически боялась набрать лишний вес.

(visitoslo.ru)
visitoslo.ru

В то же время Сельма Хени решила пересмотреть соревновательный гардероб дочери. Именно она совершила настоящую революцию, заменив неуклюжие бесформенные костюмы на привычные современному зрителю платья, короткие и элегантно облегающие фигуру.

Семья Хени вообще очень изменила фигурное катание. Соня первой начала включать в программы элементы балета, с подачи мамы надела белые коньки и щедро украсила костюмы перьями и камнями.

Спортивные достижения, к которым можно было бы стремиться, закончились достаточно быстро — Хени последовательно выиграла пять чемпионатов Норвегии, десять чемпионатов мира и три Олимпиады. Ее любительская карьера закончилась в 1936 году. А в голове тут же появилась новая цель: сделать карьеру в Голливуде и стать настоящей кинозвездой.

***

Чтобы завоевать американскую аудиторию, Соня и ее отец решили пойти привычным для нее путем и организовали несколько грандиозных благотворительных шоу на льду. Среди гостей были практически все голливудские знаменитости тех лет: Мэри Пикфорд, Дуглас Фэрбенск, Джон Бэрримор, Спэнсер Трэйси, Роберт Тейлор, Кларк Гейбл. Но больше всех Соня хотела видеть Дэррила Ф. Занука. Именно он в 1933 году стал одним из основателей киностудии «20th Century Pictures», которая спустя два года объединилась с «Fox Film Corporation», образовав «20th Century Fox». В новой компании Дэррил получил кресло вице-президента и активно занялся кинопроизводством.

У Занука не было иллюзий по поводу актерского таланта Хени. Но он все же пригласил Соню и ее родителей к себе в офис. Правда, на первую встречу прислал своего помощника, который предложил спортсменке гонорар в $75 000 за роль в одном из фильмов про фигурное катание. Она отказалась, а на следующий день пыталась объяснить уже самому Зануку, что не хочет быть просто «фигуристкой в кино».

Дэррил сдался и предложил Соне пятилетний контракт. По его условиям за каждую новую роль норвежка должна была получать те самые $75 000. Кроме того, у нее получалось организовать солидные премии. Так было с первым же фильмом — «Одна на миллион». Режиссер картины Сидней Лэнфилд хотел добавить несколько сцен фигурного катания. Соня заявила, что получила гонорар за актерскую игру, а не за выступление на льду и потребовала еще $25 000.

(Getty Images)
Getty Images

При этом отказываться от фигурного катания Соня тоже не планировала и подписала контракт с достаточно влиятельным продюсером Артурем Вирцем, который организовал для нее тур «Голлливудское ревю льда». В лучшие годы тур приносил Хени порядка двух миллионов долларов в год. Примерно столько же приносили рекламные контракты. Все это быстро сделало Соню одной из самых богатых женщин своего времени.

Но, несмотря на все успехи, ее жизнь в Америке не была безоблачной. Ей регулярно припоминали теплые отношения с Гитлером и другими лидерами Третьего рейха. Однажды Соня не выдержала: «Nazi-schmatzy… Гитлер — немецкий лидер. И я тогда приветствовала Германию, а не нацистов. Я даже не знаю, что такое нацизм».

В этих словах есть доля правды. Хени не очень разбиралась в политике — просто хотела быть в центре внимания и всегда окружала себя людьми, которые могли ей это обеспечить.

После переезда в Штаты Соня быстро поняла, что звезды Голливуда активно поддерживают борьбу с нацизмом и стала символом (тогда это называлось крестной матерью) 508-го парашютно-десантного полка, который принимал участие в Нормандской операции, операции «Маркет Гарден» и Арденнской операции. А еще добавила патриотический номер в свое ледовое шоу и пожертвовала доходы от одного из своих выступлений в «Мэдисон Сквер Гарден» американскому Красному Кресту. Сумма получилась солидная — $17 740.

***

Соня Хени умерла в 57 лет после нескольких лет борьбы с лейкемией. Уже после смерти ее брат Лейф выпустил мемуары, в которых рассказал, что Соня была одержима деньгами и сексом, имела скверный характер и совершенно беспорядочно использовала семью и других людей в собственных целях. Важная деталь: брат и сестра до последнего не могли поделить семейное имущество.

Удивительно, но на популярность Хени не смогли повлиять ни связи с нацистами, ни обвинения родственников, ни многочисленные (чаще всего — скандальные) романы. У нее есть своя звезда на Аллее Славы, обложки Time, кинокомпания Disney посвятила ей один из эпизодов в мультфильме, а прямо сейчас в кинотеатрах можно посмотреть байопик «Белый лебедь». Название не случайно: балетный образ не только помог Хени стать чемпионкой, но и перевернул мир фигурного катания.

ПОДЕЛИТЬСЯ: