Сафин – приговор русскому теннисному комментарию. Он сделал то же, что Дудь с ТВ

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Данил Тармасинов – о стендапе Марата на финале Медведева и Надаля.

 

Я честно признаюсь, что смотрел финал US Open на Первом канале с конца третьего сета, потому что «Оно-2» за 150 рублей само себя не посмотрит. Так что когда после выхода из кинотеатра полились твиты восхищения Маратом Сафиным, пришлось бежать домой с такой скоростью, будто за тобой гонится Пеннивайз.

Да, даже странно, что Сафин до этого никогда раньше не комментировал (либо никто из нас не зафиксировал это в головах). Ему было классно в эфире, он был расслаблен и свободен. Роман Нагучев на неделе писал в телеграме про Александра Бородюка: «Очень жаль, что он так скромен в эфире, ведь в обычной жизни Александр Генрихович – огонь». Это известная история, что крутые спортивные дядьки очаровывают тебя за кадром, но при включенных камерах тускнеют быстрее дешевой ювелирки.

Так что на Первом канале либо очень крупно угадали, либо понимали характер Марата и его приспособленность к пятичасовому репортажу в прямом эфире. Сейчас кажется, что это нереально просчитать – пока не попробуешь сказать что-то при наставленном на тебя объективе, не поймешь. Но когда слушаешь Сафина, невозможно поверить, что его до этого никто не приглашал к микрофону.

Его успех на Первом – это, скорее, оценка всей индустрии теннисного репортажа. Марат Сафин сделал для всех зрителей матча Медведева и Надаля то же, что сделал Юрий Дудь для телевизионной аудитории. Он с первого предложения оставил всех с недоумением: «А что, так тоже можно?»

Сейчас теннисный комментарий стал очень размытым в плане стилистики. Новые молодые люди сразу работают в жанре старой школы, и поэтому 25-летние парни и девушки не приносят в профессию ничего нового, а мимикрируют под консервативную среду – тут помолчим, тут немного статистики, а тут дадим оценку розыгрышу. Очень важная черта любого комментатора – узнаваемость, но если включать редкие трансляции WTA на «Матче», то трудно отличить условного Романа Комина от условного Алексея Михайлова. Потому что они одинаковые.

Марат Сафин на финале US Open сразу выделился и стал заметным, потому что он не такой, как все. И вдруг народ понял, что необязательно говорить интонациями Александра Метревели, а можно произнести «о, пивасик» в постпрайме Первого канала. Что можно быть в курсе сериалов HBO и говорить слово «сорри», потому что это язык, на котором общаются нормальные люди, и в этом нет ничего преступного. Что вообще-то можно говорить во время розыгрышей, а нефартовость, в которой особенно любят обвинять Первый, – полная ерунда и дремучая ересь. Просто почему-то никто не делает ни одного, ни другого, не третьего, а все слепо следуют традициям, заложенных дедами и привычным для публики.

И тут есть ловушка, потому что конкретно здесь такое поведение в эфире позволено только Марату Сафину. Потому что, во-первых, он один из лучших теннисистов новой России. Зритель принимает от Сафина те факты, которые не принял бы от условного Сергея Дербякина (фраза «он же играл, он знает» до сих пор в силе, да).

А во-вторых, он работает на аудиторию, которая последний раз собиралась в таком большом объеме на теннис года четыре назад – на финале Шараповой в Австралии. Здесь зрителю в основной массе не нужна твоя вызубренная статистика про попадания Медведева с бекхэнда на брейк-поинтах, зато он радостно воспримет слова «игрули» и «подрезульки». Возможно, это будет странно звучать на стартовых кругах «Мастерса» в Цинциннати на платном канале, но здесь Сафин (возможно, не специально) понял главную цель спортивного телевидения – что это, блин, в первую очередь развлечение, а не просвещение.

Тут уже сыплются предложения дать Марату ТЭФИ за этот репортаж. Но важно помнить, что академия вообще-то никогда не была мобильной и всегда была неповоротливой, плюс «Орфея» никогда не давали даже за один удачный год, тем более за один матч – это всегда была награда за карьеру. Сафин получил все призы в теннисной карьере, а за телевизионные достижения возможные трофеи его еще найдут.

И было бы совсем здорово, если при вручении того же ТЭФИ произнесут фразу «За новаторство в спортивном репортаже». Чтобы теннисные комментаторы после раздачи огня от Сафина не подумали «А что, так тоже можно?», а еще и поняли – о, а так тоже можно.

АвторДанил Тармасинов спорт крым