Ни мышц, ни менталитета. В чем проблема российского футбола?

Вторая часть разговора об интенсивности.

Есть ли в российском футболе проблемы с интенсивностью? В первой части нашего исследования мы изучили историю вопроса и развеяли ряд заблуждений по этой теме. Выяснили, что со спринтами и пробегом у нашего футбола все довольно пристойно. А в чем же тогда отставание и что с этим делать? Об этом вторая часть.

Помогут, как и в прошлый раз, тренер по физподготовке Владимир Паников, начальник научно-методического отдела Департамента сборных команд РФС Евгений Калинин, а также консультант по аналитике компании «Рустат» Евгений Клепов.

Мы такие же, как все

Вещь очевидная, но проговорить ее нужно. Российские футболисты могут быть медленными/слабыми/какими угодно еще не потому, что они из России и в нашей стране априори не может быть сильных игроков. Это не так.

Безусловно, есть страны с более мощными футболистами, есть с более быстрыми и так далее. У антропометрии важная роль в футболе. И действительно, у наших игроков с точки зрения «физики» нет особенных преимуществ.

Однако любое положение можно значительно ухудшить или улучшить действиями, принимаемыми мерами, отношением к делу. Российские футболисты могут быть гораздо лучше, если выстроена система. Наша задача — понять, делается ли в России максимум для того, чтобы улучшить ситуацию, или напротив? Узнаем далее.

Интенсивность просто не тренируют?

Футбол не становится интенсивным сам по себе. Насколько бодро будет смотреться игра, насколько резво и эффективно будут действовать футболисты, зависит от множества компонентов. Один из самых главных — заточенный под интенсивность тренировочный процесс. Учитывая, что проблема давно известна и о ней много говорят, вероятно, отечественные тренеры уже все перепробовали и находятся в отчаянии?

Удивительно, но здесь есть большой вопрос. Его задает Евгений Калинин из РФС: «Сегодня мы вообще не видим обсуждений тренировочного процесса. Как он строится, эффективен ли он? Или его эффективность оценивают только по результату? Это черный ящик.

К какому футболу мы вообще готовимся, к каким требованиям, на что ориентируемся? Мы общаемся со многими тренерами, и все говорят одно — как тренируемся, так и играем. У многих тренеров вообще свой интересный взгляд… Мне, допустим, трудно понять — мы проводили исследования, есть футболисты 1994-го, 1995-го, 1996-го, 1997-го годов рождения, физически готовые к интенсивной игре. Они могут. Почему с ними не работают, их не раскрывают? Я не знаю. Может, на тренеров давит результат, может другие цели. Трудно сказать.

Мы эти вопросы обсуждали. Когда Станислав Саламович был тренером сборной России, мы дважды встречались с руководителями клубов, обращали их внимание на вопрос. Черчесов тогда приводил в пример Кудряшова, что он в сборной один, в клубе другой… Может, клубу надо сосредоточиться, чтобы Кудряшов всегда играл как в сборной, раз он может выступать на таком уровне?”

Футболист Федор Кудряшов

Федор Кудряшов.
Фото Дарья Исаева, «СЭ»

Владимир Паников прямо говорит — требуются перемены: «Нужно менять тренировочный процесс, делать специальные упражнения под интенсивность. Почему сейчас не делают? Может, из-за менталитета, а может, кто-то и делает, мы же не знаем точно про всех — просто пока не получается».

Паников за карьеру поработал в том числе и с Романцевым, и вспоминает, как великий тренер делал «Спартак» интенсивнее: «Олег Иванович заходил в «квадрат» и не давал ни секунды никому расслабиться. Если кто-то давал слабину, значит, все шли на «любимое» упражнение «максималка» (бег в максимальном темпе 20 минут. — Прим. «СЭ»). А потом опять возвращались, только уже с другим настроем. По времени никак не ограничивал — 30, 40 минут, такого не было. Видел, что устали — тогда завершал тренировку. А пока не устанут — работали».

Как думаете, много ли тренеров в России работают по лекалам Романцева? Доказательств нет, потому что, по словам Евгения Калинина, тренировочный процесс — это большая тайна. Но есть подозрения, что редкий специалист сейчас ведет тренировку на предельных скоростях.

Впрочем, это не только отечественный тренд. «Олдскульные тренеры заставляли игроков много работать без мяча, на атлетизм. От этого сейчас отходят, преподнося как современный подход и общемировую тенденцию. Но, возможно, где-то есть перегиб», — говорит Евгений Клепов.

Физическая форма россиян — беда

Еще одна важнейшая, фундаментальная проблема отечественных футболистов — их физическая форма. От того, насколько игрок в кондициях, зависит практически все: у правильно накачанного спортсмена лучше работоспособность, шире инструментарий приемов, крепче здоровье. «С этим не просто проблема, у нас прямо беда», — говорит Евгений Калинин.

О важности атлетизма высказался Владимир Паников: «Есть золотое правило: хороший футболист в хорошей физической форме не думает о своей форме, он думает о результате. Хороший футболист в плохой форме думает о том, как это компенсировать — придержать мяч, отдать хитрую передачу. Для слабого футболиста хорошая форма — это весь его резерв, чтобы бегать и создавать напряжение. Если вся команда в форме, она двигается — грубо говоря, она не проиграет в семи из 10 матчей».

Как считаете — насколько физически готовы российские футболисты? Вы наверняка прочитали подзаголовок, так что сюрприза не будет, но все же есть идея для эксперимента. Посмотрите фотографии лидеров клуба, за который болеете, и сделайте выводы. В лучшем случае вы увидите подтянутого игрока, но, вероятнее всего, щуплого и субтильного. А теперь — ответ.

Официальный стандарт мышечной массы для футболистов в России — 54% мышц при 10% жира. Это оптимальный показатель, чтобы футболист пользовался всеми преимуществами атлетизма, и при этом не страдала скорость и резкость из-за большого объема мускулатуры. Так вот, согласно официальным данным, которые получил «СЭ», до нормы не дотягивают… 80% всех российских футболистов — от игроков юношеских лиг до представителей РПЛ.

«Физику» можно сделать преимуществом чемпионата, уверен Евгений Клепов: «Интенсивность можно повысить не только игровыми методами. Например, скандинавские лиги не очень сильные с точки зрения технического оснащения и в целом исполнительского мастерства, но там много крепких, атлетичных игроков. Из-за большой мышечной массы у них плотнее единоборства, выше скорости. Конечно, интенсивность и качество футбола — это далеко не всегда одно и то же, но двигаются они активнее. Этого не хватает российским футболистам».

Получается, даже технически слабый игрок, будь он хорошо подготовлен физически, уже меняет картину. Грубо говоря, лига пусть и слабых, но атлетичных игроков лучше, чем лига просто слабых футболистов. Отдельные страны вроде скандинавских, не обладая особо мастерами, делают упор на «физику» — и оказываются правы. В России, как помним, 80% футболистов не накачаны как следует. Остается уповать на технику.

Футболист Александр Соболев

Александр Соболев.
Фото Дарья Исаева, «СЭ»

Проблемы с «закачкой» в нашей стране начинаются с детства. Рассказывает Евгений Калинин: «Мы ездили на одно из мероприятий РФС на севере страны, провели там исследования среди детей. Из 100 человек только три-четыре ребенка были в более-менее нормальной физической форме. Начали разбираться, почему так — выяснилось, что их готовят по методике, привезенной из Франции. Вы представляете, что такое французская методика на севере России? Где французские дети и дети Заполярья? Они различаются по антропометрии и составу тела».

В РФС составили методические рекомендации по силовой подготовке для футболистов 15-17 лет. Но пока дело не сдвинулось: «Я уверен, что мало кто их открывал. А между тем силовая подготовка — это и профилактика травматизма, и улучшение работоспособности. К сожалению, среди футболистов много тех, кто в зал даже не заглядывает, а ведь это нужно всем, должно быть физическое развитие.

Но тут вопрос к методам подготовки. Тот же Алексей Миранчук, после перехода в «Аталанту» рассказывал в интервью, как там все жестко с точки зрения физической подготовки, включая силовую. Действительно, люди меняются, даже если год этому уделять. Но надо уделять — и обязательно под присмотром клуба. К сожалению, пока этого не происходит. Все это сказывается и на сборной в том числе”, — говорит Калинин.

Разумеется, все наши проблемы не решить одним только спортзалом. Но атлетизм или, как минимум, соответствие официальным нормам — то, к чему отечественные клубы должны стремиться. Российские футболисты должны быть не субтильными и щуплыми, а крепкими — одно только это кардинально изменит лигу.

Менталитет — проблема

Некоторые считают само понятие менталитета выдумкой, и это действительно дискуссионный вопрос. Однако отрицать, что подход к делу отличается у разных групп людей и в разных местах, наивно. Это правда.

Если под менталитетом понимать общий настрой на работу, то с этим в России тоже не все в порядке. «У нас вырисовывается проблема — в нашем менталитете готовить себя отдельно на каждую игру, выбирать. То есть делить игры на те, где можно выиграть, не предъявляя к себе повышенных требований и, например, на международные, где на тебя весь мир смотрит и надо любой ценой давать результат. Выкладываться надо всегда», — говорит Паников.

За рубежом очень часто не так, считает тренер: «Еще старожилы наши рассказывали, которые первыми отправлялись в Европу — там в зале разминались за час до тренировки и еще на час после оставались. Приходилось подстраиваться. Очень важна среда — попадаешь в команду с топовой средой, значит, сам подтянешься. А если наоборот, профессионал приходит в команду, где все ленятся — значит, на него это тоже повлияет».

Евгений Клепов настроен пессимистично: «Такая проблема была и 10, и 15 лет назад. И я не вижу, чтобы что-то менялось, особенно у топ-клубов. Как тогда, так и сейчас есть проходные матчи, есть недонастрой. Хотя существуют и такие клубы, как «Факел», у которых каждый матч как матч жизни. Безусловно, проблема менталитета — фактор, который ограничивает интенсивность».

Футболисты Вильмар Барриос и Бителло

Вильмар Барриос и Бителло.
Фото Александр Федоров, «СЭ»

Современная ситуация вносит коррективы

Запрет на официальные международные матчи, конечно, также отрицательно сказывается. Не хватает игрового тонуса для роста. «Объективно говоря, проблема интенсивности связана еще и с отсутствием международных матчей. Если бы мы каждый месяц начиная с июля выступали в еврокубках, сборная бы играла в Лиге наций, квалификации к крупным турнирам — это была бы совершенно другая картина. Здесь как с клубами из первой лиги — они тоже, поднявшись в РПЛ, первое время шокированы, потом привыкают», — считает Владимир Паников.

«С каждым годом в РПЛ все меньше денег, меньше легионеров высокого уровня. Те иностранцы, которые приезжают в последнее время, не так сильно отличаются от наших игроков. Пять или десять лет назад они не выделялись бы так, как сейчас. Сейчас дорогие покупки себе не могут позволить даже топ-клубы. Все это сказывается, ведь сильные легионеры — это в том числе умение действовать эффективно на высоких скоростях. На данный момент таких футболистов в РПЛ мало», — констатирует Евгений Клепов.

Вместо заключения — мы никого не обыграем легко

Одним из триггеров для этого исследования стало высказывание защитника сборной России Сергея Волкова о сборной Катара. «Она интенсивнее «Зенита», — сказал футболист. «Как такое возможно?» — первый вопрос, который приходит в голову.

Оказывается, такое возможно, если развивать футбол в стране системно, вкладывать деньги в науку, заниматься скаутингом. Катар не просто организовал чемпионат мира — вместе с ним он создал у себя дома огромную и технологичную футбольную базу, привез или воспитал специалистов и теперь добивается результата.

Да, хозяева ЧМ-2022 — не лучший пример для России, у них ставка на легионеров, простых пацанов из Эль-Вакры или Дохи там крайне мало. Но это хороший пример подхода к делу — подхода, который у нас пока только зарождается. А еще Катар — это отличный маркер того, что времена изменились. Откровенно слабых в международном футболе почти нет.

«Мы больше не обыграем никого одной левой», — сказал один из спикеров. Думается, это правда. Международный футбол — это элита, где у всех все серьезно. Неважно, Англия это, Казахстан или Армения. Везде — сильные специалисты и самая серьезная работа по всем направлениям.

Нам тоже нужно работать — в сборной, в РПЛ, везде. Проблемы, описанные выше, существуют и нуждаются в исправлении. В противном случае, вернувшись в международный футбол, мы можем очень сильно разочароваться.

СЭ