ЧЕМПИОН МИРА ПОДДУБНЫЙ ИСПРАВИЛ В ПАСПОРТЕ «РУССКИЙ» НА «УКРАИНЕЦ». НКВД ВОСПИТЫВАЛ ЕГО ПАЯЛЬНИКОМ

В эпохальном сборнике Варлама Шаламова «Колымские рассказы» есть сильная, пробирающая до кончиков ногтей новелла о выживании в ГУЛАГе – «Тифозный карантин». В театре абсурда, где столкнулись низменное и высокое, грубое и духовное, повествуется о капитане дальнего плавания Шнайдере. Балагур и знаток творчества Гёте героически прошел Первую мировую войну, не сломался в застенках Бутырки, но на Колыме опустился на самое дно – чесал пятки блатным.

Беспощадная и кровожадно лязгающая стальной челюстью машина НКВД перемолола миллионы таких шнайдеров и парней покрепче (в среднем, в вечной мерзлоте лагерей человек умирал в течение трех месяцев), превратив понятие чести и морали в пепел. В 1937-м такая же участь ждала и знаменитого борца, первого шестикратного чемпиона мира по греко-римской борьбе Ивана Поддубного, которого мучили девять месяцев. «Энгельс учил меня ленизьму», – так спортсмен иронично охарактеризовал измывательства чекистов.


Богатыря бросили в подвал за возмущение насильственной русификацией украинского населения. После выдачи нового паспорта родившийся на Полтавщине великан зачеркнул в документе «русский», написал «украинец», а фамилию Поддубный исправил на Пiддубний. Заслуженного атлета пытали паяльником, загоняли шпильки под ногти и требовали назвать номер зарубежного банковского счета, в котором Иван якобы оставил деньги за победу в чемпионате США в 1926-м.

Поддубный несколько раз рвал написанное под диктовку чистосердечное признание – даже в бреду после побоев он бормотал по-украински: «Батько не простить». Спортсмен навсегда запомнил напутствие отца в юношестве: «Помни, Иван, что роду ты от отца-матери казацкого, запорожского и что казаку честь дороже матери, дороже отца родного. Запомни, продашь честь – не сын ты мне!» Борца отпустили, а через два года власть осознала, что в стране не так много людей такого калибра. Председатель президиума верховного совета СССР Михаил Калинин вручил легенде орден Трудового Красного Знамени.

Чувство справедливости и собственного достоинства – драйверы жизни и карьеры феноменального атлета. В конце 19-го века сполна одаренный природой физически Поддубный отработал несколько лет грузчиком в порту Севастополя и устроился в цирк силачом. Ивану не составляло труда завалить быка, согнуть подкову и поднять тяжесть вдвое больше собственного веса. Однажды директор цирка предложил борцу поддаться сопернику в импровизированной схватке на арене, за что рассвирепевший Поддубный заставил его съесть контракт.

Несгибаемость и волю спортсмена характеризуют еще две истории времен Гражданской войны. Поддубный работал в житомирском цирке, когда город захватила повстанческая армия Нестора Махно. Адьютантом у главного анархиста служил великан Грицко, который вызвал Ивана на бой и пригрозил расстрелом, если тот не проиграет. Борец вспомнил слова отца и так шваркнул соперника об пол, что тот потерял сознание. Ошарашенный силой богатыря Махно приказал выдать Ивану и другим циркачам 20 бутылок вина, 5 кг колбасы и пачку ассигнаций, а проигравшего Грицко сослал драить нужники.

В поисках лучшей жизни Поддубный отправился в Керчь, где на мосту пересекся с группой белогвардейских офицеров. Вид широкоплечего здоровяка задел пьяных врангельцев. «Разъел морду, мужичье! Стрелять таких надо! – вспылил один из военных и еще сильнее завелся после того, как услышал украинский акцент Ивана. – Що? Ах ты, хохляцкая харя, сейчас сделаю в тебе дырку»! Офицер выстрелил, пуля оцарапала Поддубному плечо, но Иван сориентировался, выбил оружие и раскидал гвардейцев.

Великий силач испытывал стойкую аллергию к несправедливости. Он три дня не выходил из номера отеля после поражения французу Раулю ле Буше в финале чемпионата мира-1903. Соперник обмазался маслиновым маслом и ускользал от всех приемов Поддубного. Судьи отдали французу победу по очкам и ввергли Ивана в страшную депрессию. На трех последующих турнирах богатырь громил Рауля и однажды даже сломал ему челюсть, за что соперник нанял против него киллеров. Покушение на украинца провалилось, и тогда гангстеры убили самого Ле Буше за отказ платить. В старости Иван завел кота, которого назвал Раулем.

Природную мощь Поддубный раскачивал зверскими тренировками. Он поочередно работал с тремя борцами-любителями, после чего пробегал 5 км с 20-килограммовыми гантелями в руках. Это позволило ему сохранить шикарную спортивную форму в солидном возрасте – Америку Железный Иван покорил в 55 лет. Борец завоевал звание чемпиона США и заработал 500 тысяч долларов. Деньги ему так и не выплатили – выяснилось, что в контракте прописан пункт о возможности получить премию только в случае принятия американского гражданства. Иван послал буржуев к черту, вернулся на родину и поселился в маленьком городке Ейске на берегу Азовского моря.

Спокойную старость Чемпиона чемпионов (такое прозвище Поддубный получил за шесть побед на чемпионатах мира по греко-римской борьбе в начале века) нарушила немецкая оккупация. Поживший при разных режимах богатырь не испугался и фашистов – он гулял по городу с советским орденом на стареньком пиджаке, о чем в комендатуру сообщили полицаи. Ивана вызвали на допрос, но вместо санкций он получил должность заведующего бильярдной при военном госпитале – начальником комендатуры оказался борец, с которым Поддубный соревновался много лет назад в Германии.

Иван обладал не только потрясающей физической силой, но и идеальным музыкальным слухом и пронзительным голосом – офицеры замолкали, когда он заводил в бильярдной любимую песню «Дивлюсь я на небо». Великан получал хлеб не зря. Он без раздумий выкидывал из заведения, словно нашкодивших котят, пьяных и хамивших гитлеровцев. На следующий день они приходили в себя и просили прощения.

От казни после войны Поддубного спасла смена главы НКВД в декабре 1945-го – Сергей Круглов отменил распоряжение Берии о расстреле легенды. Напротив, борца вызвали в Москву и присвоили звание ЗМС СССР. Новость не слишком обрадовала Ивана – власть попиарилась на имени прославленного богатыря, но отказала в выдаче дополнительного продовольственного пайка, что было очень важно для изможденного старика.

Чтобы выжить, Поддубный продал все медали и оставил только шелковую ленту Чемпиона чемпионов, которую получил в расцвете сил в Париже. Деньги на похороны борца в августе 1949-го собирали всем городом. Через 10 лет могила легендарного силача заросла травой, и лишь перед развалом СССР Ивану Максимовичу установили достойный памятник. Сегодня в Ейске работает музей великого борца и артиста, а также проводится турнир его имени.


Россияне и украинцы до хрипоты спорят о национальной принадлежности богатыря – по этой причине на Украине запрещен показ художественного фильма «Поддубный» с Михаилом Пореченковым в главной роли. Силач ощущал себя украинцем, что подтверждают его мучения в застенках НКВД, но еще большим мерилом самоидентичности для него была честь.

Столкнувшись с угрозой голодной смерти, борец написал письмо маршалу СССР Клименту Ворошилову с просьбой о помощи, но перед отправлением сжег его. Как и напутствовал отец, Поддубный достойно прошел великий путь. Легенда избавила себя от унижения доказывать отечеству очевидное – чтить заслуженных людей при жизни нужно больше, чем после смерти.

eurosport