45 лет великому развороту Кройффа. Для жертвы это лучшее воспоминание в карьере

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Швед Ян Ольссон не сразу понял, что произошло.

На чемпионате мира-1974 Голландия дошла до своего первого финала. При том, что команда Ринуса Михелса и Йохана Кройффа пронесла через турнир идею о превосходстве коллективного начала, самым ярким моментом стала секундная вспышка гения, движение, в котором материализовались ум и талант одного конкретного игрока.

19 июня 1974-го на «Вестфаленштадион» в Дортмунде Йохан Кройфф заложил свой знаменитый разворот.

Все случилось в игре со шведами – единственном матче, в котором голландцы не забили. На 23-й минуте Кройфф на левом фланге принял диагональный пас от Ари Хана. На него выдвинулся Ян Ольссон, в итоге вошедший в историю через дверь для проигравших. Если смотреть эпизод полностью, кажется, что какое-то мгновение Кройфф не до конца контролирует мяч – но он тут же побеждает инерцию, подошвой подкатывает мяч и укрывает корпусом. Теперь Йохан спиной к воротам, между ним и штрафной шведов – Ольссон. «Я думал, что он мой, я собирался идти в подкат, а уже следующей мыслью было: «Куда, черт возьми, делся мяч?», — описывал свои ощущения Ян.

Он решил, что Кройфф будет подавать, купился на движение Йохана плечом и инстинктивно попытался заблокировать навес. Вместо этого Кройфф пронес мяч за опорной ногой, развернулся на 180 градусов и ускорился. Ольссон потерял равновесие, он уже не мешал Кройффу дойти до лицевой и навесить в штрафную. Шведский защитник выглядел самым бессильным человеком на всей планете.

«Рядом с тем местом, где меня одурачили, было 25 тысяч голландских фанатов. Можете себе представить, как они закричали», – говорил Ольссон.

31-летний Ольссон, дебютировавший за сборную за год до финта Кройффа и совмещавший футбол с работой компьютерщиком, принял свою судьбу: «После матча мы с партнерами посмотрели друг на друга и рассмеялись. Я смеялся тогда, я смеюсь и теперь. Было очень весело. Все смеялись в раздевалке, потому что видели, каким он был игроком. Что еще нам оставалось?» Ян не пытался отомстить, хоть и не хотел, чтобы Кройфф повторил свой трюк: «Каждый раз, когда он получал мяч, я думал: «Пожалуйста, не делай это снова».

Ольссон опять пересекся с Кройффом в том же году, когда Голландия разгромила Швецию 5:1 в Стокгольме. Было еще две встречи – в матчах между «Барселоной» и шведским клубом «Отвидабергом» – но Ольссон уверяет, что больше у Йохана не получалось его обыграть. Со слов Ольссона, Кройфф не вспоминал тот случай: «Мы разговаривали позже, но он никогда не смеялся и не отпускал шуток в мою сторону. Он всегда с уважением относился ко мне».

В автобиографии My Turn (ну, конечно же) Кройфф соглашался: обводить соперника с целью унизить было не в его привычках. Голландец утверждал: «Я не отрабатывал «разворот» на тренировках. Идея пришла спонтанно, в той ситуации это было лучшим решением. Когда техника и тактические знания достигают нужного уровня, возникают импульсы, которые и позволяют ногам немедленно воплощать то, что рождается в голове».

В рейтинге «50 величайших моментов в истории» от английского журнала Total Football (еще одно подходящее название) разворот Кройффа занял первое место. Это один из немногих финтов, которые принято называть с фамилией футболиста – пускай на самом деле точно такие же фокусы в 1960 году в матче с «Вулверхэмптоном» демонстрировал форвард «Барселоны» Эулохио Мартинес. Чемпионат мира-1974 был вторым, который показали в прямом эфире по телевизору – у разворота Кройффа было слишком много свидетелей, таким он и остался для всех.

В том числе и для Йорди, сына Кройффа: «Я настрадался от этого [разворота], когда играл с ним в футбол в саду!»

«Я отыграл 18 лет на высшем уровне, но этот момент против Кройффа – лучшее воспоминание в карьере. Я был уверен, что заберу мяч, но он обхитрил меня. Это не было унижением. У меня не было шансов. Кройфф был гением», – рассказывал Ольссон в книге Дэвида Уиннера Brilliant Orange: The Neurotic Genius of Dutch Football. Только увидев телеповтор, он понял, что на самом деле произошло. К выходу книги (первая публикация – в 2000 году) Яну было уже 58, он разрабатывал компьютерные системы для шведской компании Electrolux. «Многие потом говорили мне: «Сделай то же самое со мной, это движение Кройффа.

Я горжусь тем, что был там. Это движение запомнили и мои родители. У меня нет никаких фото. Они мне и не нужны. Я храню воспоминания в сердце. Каждый день, думая о футболе, я думаю о Йохане Кройффе», – сказал Ольссон весной 2016-го после смерти его футбольного обидчика, на которого Ян никогда не держал зла.

АвторНикита Киселев