Люди со всего мира едут в Стамбул, чтобы пересадить себе волосы. Но могут поплатиться за дешевизну

Об этой процедуре не принято говорить открыто, но каждый год сотни мужчин едут в Стамбул совсем не в пик туристического сезона, чтобы получить возможность снова ходить без парика или головного убора и вновь почувствовать себя моложе и привлекательнее. Стамбул — настоящая мировая столица пересадки волос. В городе можно найти клинику на любой социальный статус и кошелек, а цены на процедуру трансплантации начинаются от 1500 долларов.

С проблемой выпадения волос сталкиваются и звезды спорта. Уэйн Руни не стал делать из этого секрет, ведь он в 24 года выглядел как Бобби Чарльтон на закате карьеры, и столь разительное изменение внешности обсуждалось бы всеми. В 2011 году он отправился в The Harley Street Hair Clinic и спустя несколько часов и 15 тысяч фунтов вышел оттуда без залысин. Ему потребовалось еще несколько операций для сохранения прежнего количества волос, но в целом форварду удалось сделать так, чтобы у обычных людей он не ассоциировался с клоном Бобби Чарльтона.

С похожей проблемой столкнулась еще одна легенда «МЮ». Райан Гиггз признался, что впервые стал объектом насмешек близких в 2003 году, когда забил «Ливерпулю» на залитом дождем «Олд Траффорде».

«Вместо того, чтобы поздравить меня с голом после игры, друзья говорили мне, что мои волосы стали редеть. Я сначала не поверил, но потом стал все больше обращать на это внимание. Стал ненавидеть, когда во время игр шел дождь», — рассказал Гиггз.
Вскоре он обратился к знакомому доктору Крэйгу Хентону и начал битву за спасение некогда шикарной шевелюры.

«Я действительно доволен результатом. Единственное, о чем я жалею, что не сделал это раньше», — отмечает футболист.

И пусть сейчас Райан уже не радует своими былыми кудрями, но ему удалось избежать участи вечного носителя «прически Зидана», а доктор Хентон нашел отличного инвестора для своей клиники. Сейчас Гиггз и Хентон являются совладельцами медицинского учреждения в Натсфорде вместе с еще одним спортсменом — бывшим капитаном сборной Англии по крикету Майклом Воном.

Димитар Бербатов, игравший в «МЮ» и еще целом ряде европейских клубов, после завершения карьеры тоже обзавелся шикарной шевелюрой. Линия роста волос Димитара сейчас и во время игр за «Юнайтед» и «Монако» говорит об этом красноречивее любого оратора, хотя сам болгарин свой визит к докторам никогда не афишировал.

Ситуация спортсменов понятна, никому не хочется выглядеть стариком на экранах телевизоров, когда тебе нет и 40. Если ты играешь в «МЮ», то проблема денег на пересадку вторична, можно заплатить те же 10-15 тысяч фунтов, как Руни или Гиггз, и на несколько лет забыть о проблеме, но для обычного человека зачастую именно цена определяет место и время операции. И зачастую выбор в пользу Стамбула делается из-за доступности пересадки.

Врач-трихолог клиники «Институт Красивых Волос» Юлия Маркова скептически относится к варианту с Турцией по целому ряду причин.

«Если не вдаваться в правила проведения подобных операций и взять за данность, что такие операции проводятся в стерильных условиях операционной, то в любом случае для хорошей приживаемости необходимо специальным образом подготавливать кожу головы, — рассказывает медик. — Даже при качественной пересадке нужны различные восстановительные мероприятия: плазмотерапия, Regenera Activa. Эти процедуры позволяют прижиться максимальному количеству волос. Без наружного применения мелоксидила тоже не будет хорошего результата. Пациенты, сделавшие пересадку в Турции, безусловно, будут выглядеть лучше, ведь какой-то процент волос у них приживется, но без лечения волосы так и будут редеть, и пересадку придется повторять».

По словам Марковой, самым распространенным недостатком трансплантации волос в Турции является низкая приживаемость и рубцевание в месте вживления волосяных фолликул-доноров.

«Стамбульские мастера не дают никаких рекомендаций по уходу и лечению волос, а просто проводят трансплантацию, невзирая на причины облысения. Ко мне попадали пациенты после таких пересадок. Им давали какие-то лосьоны, но они малоэффективны. Пациентам иногда требуется прием различных препаратов, причем гормональных. Причиной облысения может быть и генетика. В каждом случае постоперационные процедуры серьезно отличаются», — отмечает Юлия.

Кроме того, в стамбульских клиниках по пересадке волос зачастую работают далекие от медицины люди. Как отмечает трихолог, при некоторых аутоимунных заболеваниях человек также может терять волосы, но пересадка в таких случаях противопоказана. В турецких клиниках таким пациентам проводят трансплантацию, особенно не вдаваясь в природу облысения.

«Беготня за дешевой процедурой оборачивается большими затратами на восстановление, — отмечает специалист. — Остиофолликулит, рубцы и т. д. К сожалению, сделав однажды операцию по пересадке волос, вы не будете до конца жизни ходить с густой шевелюрой. Донорская зона на затылке тоже ограничена, поэтому если вы решились на операцию, то к выбору клиники нужно подходить со всей ответственностью».

sport24

ПОДЕЛИТЬСЯ: